Аннулирование закона о языках угрожает законам о праздновании «Limbа Noastră» и гимне РМ

Виктор Степанюк: Сегодня аннулировали закон о языках - завтра поставят под сомнение легитимность законов о праздновании «Limbа Noastră» и гимне.

 «Закон о функционировании языков от 31 августа 1989 года, прежде всего, имеет символическое значение для нашей страны», - считает декан факультета международных отношений и политических наук института международных отношений Молдовы, доктор исторических наук Виктор Степанюк.

Об этом он заявил в ходе передачи «Acces Direct» на телеканале НТВ Молдова.

Сколько еще мы будем возвращаться к старым проблемам?

«Движение национального возрождения, которое зародилось в нашей республике в составе бывшего СССР, возникло на идее признания молдавской нации и молдавского языка, - напомнил Степанюк. - Еще при Бодюле, в 60-70 годах, представители союза писателей республики, часть интеллигенции, АНМ и преподаватели столичных вузов ратовали за придание молдавскому языку статуса государственного в бывшей МССР. В 1988 году это движение получило новое развитие. В 1989-м были приняты два основополагающих закона по языковым вопросам: о признании молдавского языка государственным и о функционировании языков на территории республики. В обоих законах говорится о молдавском языке как языке коренной нации. Русскому языку, который был вторым по значимости и влиянию в республике, отводилась роль языка межнационального общения. Депутаты, обсуждая этот вопрос, говорили о необходимости использовать его в этом статусе не только внутри республики, но и в общении с другими бывшими советскими республиками. Этими законами также были заложены основы для создания суверенного и независимого государства, в том числе принятия Декларации о независимости, законов о гражданстве РМ, национальных символах и т.д.».

Аннулирование этих законов ставит под сомнение легитимности других законодательных актов: о праздновании государственного праздника - дня «LimbаNoastră», о гимне страны и других, – отметил Виктор Степанюк. - У нас и без того хватает проблем. Сколько еще политики будут возвращать назад к старым проблемам, разжигая бессмысленные страсти? Я понимаю, что радикальные правые или левые партии с низким рейтингом пытаются подобными действиями поднять свою популярность, но не могу понять судей КС, юристов с большим стажем работы, которые принимают решения, дискредитирующие этот значимый орган».

Мы слишком быстро забыли, что межнациональные проблемы были довольны болезненны у нас в начале 90-х, отметил Степанюк: «Волнения в Гагаузии, приднестровский конфликт, который унес немало человеческих жертв, напряженность в отношениях между молдаванами и представителями другой нации… Создали ситуацию, когда граждане страны некоренной национальности вновь поднимают вопрос об языковой дискриминации. Следует признать, что отчасти они правы: до сих пор некоторые судьи и госчиновники различного уровня отказываются принимать от граждан заявления на русском языке. Теми, кто нарушает функционирование языкового законодательства, никто не занимается».

В Европе никого не возмущает многоязычие

Виктор Степанюк видит два пути решения: обсудить ошибочное, по его мнению, решение КС в парламенте и в обществе, либо заняться другими проблемами.

«Я лично считаю предпочтительным второй вариант, - сказал он. – Наши власти плетутся в хвосте политики стран ЕС, которые все больше отстаивают в важных вопросах прежде всего свои национальные интересы. Молдавское общество разделено наполовину в том, что касается внешнего вектора. Если бы наша власть была бы более разумной и рациональной, она бы задумалась над тем, как объединить светлые головы, которые еще, к счастью, есть, для решения злободневных социально-экономических проблем, а не искать способы раздробить общество. Вместо этого, после провала всех реформ, власть занялась манипулированием общественным сознанием, сместив акценты на языковой фронт. Мы не сможем добиться улучшения социально-экономической ситуации в стране, бесконечно дискутируя в парламенте и в обществе по лингвистическим вопросам».

Межэтнические отношения всегда были одной из самых злободневных проблем, зоной рисков, отметил Степанюк. 

«Европа после двух мировых войн нашла решение вопроса в создании монокультурного общества, - вспомнил историк. - Нам многое может не нравиться из того, что происходит в ЕС, - миграционная политика, насаждаемые духовные ценности и т.д. - но мы должны использовать их положительный опыт в том, что касается соблюдение прав нацменьшинств и статуса их языков как на региональном, так и на национальном уровнях. Есть ведь в Европе и на других континентах страны с двумя и даже большим количеством официальных государственных языков – и никакой истерии. В той же Индии, где более 300 лет правили англичане, сохранили языку колонизаторов статус государственного, обеспечив стабильность и спокойствие в обществе. И страна успешно развивается, используя язык ненавистных колонизаторов вторым официальным».

«Откройте книги 13 молдавских летописцев XV-XVI веков: большинство написано на старославянском языке»

Степанюк напомнил, что в Молдове русский язык имел большое влияние и до 1940 года - задолго до Ленина, Сталина и СССР: «Откройте книги 13 молдавских  великих летописцев XV-XVI веков: большинство написано на старославянском языке, остальные на латыни, немецком и польском. Ни одна хроника не была написана на нашем языке: молдавский язык был чисто разговорным. Лишь в XVII веке летописец Григорий Уреке впервые стал писать на молдавском языке, используя старославянский шрифт. Впоследствии на молдавском писали летописи Мирон Костин, Дмитрий Кантемир, Милеску-Спэтару, Николай Костин и другие. И все они, говоря о становлении Молдавского государства, отмечали, что старославянский, или русский, язык использовался наравне с молдавским. В годы правления господаря Штефана чел Маре пыркэлабы, находившиеся на границе с Польшей, Киевской Русью и т.д., были с украинскими или польскими корнями и обязаны были знать польский или старославянский. При этом господаре в диване страны (законодательный орган Молдавского княжества. – Ред.) было много украинцев, которые плохо знали молдавский, но хорошо владели старославянским. Штефан посылал их в соседние страны, в большинстве из которых использовался старославянский язык, для решения важных проблем. Властитель Молдавского государства, помимо молдавского и старославянского, владел еще тремя языками – греческим, старолатинским и польским». 

Статус русского языка окреп после 1812 года, что пошло на пользу... Румынии

В Молдове начиная с XV века русский язык имел особый статус, который окреп после 1812 года, напомнил Виктор Степанюк: «Безусловно, нельзя отрицать факт русификации региона после присоединения Бессарабии к Российской империи. В то же время, и это признают такие известные румынские ученые, как Николае Йорга, молдаване зачастую превосходили по уровню образованности румын, потому что владели и русским языком. Лидеры создания Молдавской Демократической Республики в 1917-1918 годах – Ион Никулец, Ион Пеливан, Даниил Чугуряну и многие другие – были на голову выше других в румынском парламенте, поскольку знали русский язык и русскую литературу. Зачастую они были авторами многих законов Румынского королевства, внедряя практику Российского государства, которое имело огромное влияние в Европе».

Русский язык и сейчас пользуется большой популярностью в Европе, констатировал Виктор Степанюк: «Во многих странах работодатели отдают предпочтение при приеме на работу не румынам с европейским паспортом, а молдаванам – во многом из-за знания ими русского языка».

Vedomosti

x

Разработано совместно с Ext-Joom.com