„Захваченное государство Республика Молдова” (Исследование)

В последнее десятилетие Республика Молдова прошла через несколько этапов – от эндемической коррупции до политизации борьбы с коррупцией, устранения политических оппонентов и экономических конкурентов, до захвата трех ветвей государственной власти  узкой группой темных интересов.

Вывод содержится в исследовании «Захваченное государство Республика Молдова», представленном 16 июня Transparency International – Moldova, Ассоциацией за партиципативную демократию ADEPT, Институтом по развитию и социальным инициативам «Viitorul» и Центром юридических ресурсов Молдовы.

Авторы исследования поставили перед собой цель проанализировать «насколько независимыми являются государственные учреждения от политического контроля или влияния узких групп по интересам, а также продемонстрировать на примерах существование явления захваченного государства в Республике Молдова».

Идея исследования состоит в проведении краткого follow up и оценки Национальной системы неподкупности, в особенности разделов, связанных с тремя ветвями государственной власти, учитывая государственные решения, принятые в пользу олигархических групп по интересам.

«Начиная с 2009 г. Демократическая партия Молдовы, которую контролировал сначала из тени, а затем и официально олигарх с сомнительной репутацией Владимир Плахотнюк, навязывала свои интересы в картельных договоренностях, заключенных между членами правящей коалиции.

Вначале она приобрела контроль над антикоррупционными органами, затем распространила его и на правовые. Несмотря на огромные финансовые, медийные и административные ресурсы, ДПМ добилась на последних парламентских выборах скромных результатов. Вместе с тем, партия с самым большим антирейтингом, согласно социологическим опросам, «конвертировала» разными методами, включая шантаж и подкуп, депутатов из других фракций.

Парламент  был подвержен беспрецедентному диктату политической «миграции», доля перебежчиков из разных фракций составляет около трети депутатов.

В настоящее время ДПМ - абсолютный бенефициар явления «миграции» депутатов и на самом деле контролирует весь законодательный орган», констатируют авторы исследования.

Как указано в  документе, в результате «миграции» депутатов новая структура законодательного органа не отражает волю народа. «Все более очевидны вопросы относительно его легитимности, в особенности легитимности принятия решений, а также в контексте легитимности намерения изменить избирательную систему Республики Молдова».

Эксперты констатируют, что «антикоррупционные органы, благодаря иерархической подчиненности и отсутствию гарантий и индивидуальных свобод, как у судей, подвержены большей подконтрольности. Политическое распределение должностей между политическим партиями, отсутствие новых имен в органах по борьбе с  коррупцией, селективность возбуждения дел против политических оппонентов и экономических конкурентов   говорят о том, что учреждения находятся под влиянием этой олигархической группы интересов».

По данным исследования, «группа по интересам, которая контролирует законодательный орган и антикоррупционные органы распространяет свой контроль и на судебную систему. Реформа в судебной системе «впитала» значительные финансовые ресурсы, в основном от партнеров по развитию.  Ожидания от внедрения реформы были большими, однако она, по большей части, имитировалась властями, поскольку в системе остались практически те же игроки, вызывающие много вопросов относительно честности и неподкупности».

«Существует множество примеров самоуправного использования судьями своих полномочий, а также случаи, показывающие связи между судьями и приверженность ДПМ. Нельзя говорить о захваченности всей судебной системы, поскольку судьи пользуются индивидуальной независимостью. Вместе с тем, доказательства четко указывают на ненадлежащее положение дел в судебной системе. В этом контексте релевантны случаи преследования судей и адвокатов. Также красноречивы схемы по отмыванию денег, банковские кражи, попытки легализовать украденные деньги, которые не могли применяться на практике без участия групп по интересам в сфере юстиции», говорится также в документе.

По мнению экспертов, «контролируя законодательный орган и доминируя по большей части в судебной системе, очень легко было сконцентрировать всю власть в учреждениях исполнительного органа». «Начиная с 2016 года, ДПМ фактически взяла всю власть в исполнительном органе. Органы уголовного преследования и суды использовались этой партией как инструменты по запугиванию и лоялизации политических оппонентов на центральном и местном уровнях. Эта практика наблюдается, в основном в отношении местных советников и примаров, которых шантажируют и заставляют вступать в ДПМ.

Эта партия контролирует центральную администрацию и большую часть местной, используя госучреждения в собственных интересах. Красноречивый этому пример –распределение по принципу «наш – не наш» финансовых ресурсов для реализации инфраструктурных проектов, отдавая приоритет местным руководителям, которые является представителями Демократической партии», отмечают эксперты.

Все вышеперечисленное, по данным исследования, говорит о том, что Молдова серьезно поражена явлением захваченности государства: «эффективным решением для улучшения ситуации является инициирование независимых международных расследований по факту отмывания денег, банковских краж, попыток легализации украденных денег».

Если немедленно не начать эти расследования, Молдова рискует превратиться в зону региональной нестабильности с риском реализации различных международных криминальных схем, включая отмывание денег и легализацию мошеннического капитала», подытожили эксперты.

MOLDNEWS

x

Разработано совместно с Ext-Joom.com